18 марта, или Энциклопедия политической невозможности

Ещё по окончанию новогодне-рождественских праздников, когда лента новостей была забита сообщения о том, что очередной персонаж «выдвинулся в Президенты», я призвал своих читателей и зрителей не тратить силы и время на обсуждение шагов этих разного рода «кандидатов». Сам я тоже прекратил выступать с разбором «претендентов» в целом и по отдельности, хотя по роду занятий я политический аналитик.

Почему же я предлагал и предлагаю уклониться от такой, с позволения сказать, политики и делаю это сам, хотя, казалось бы, события последнего месяца представляют собой ценный материал?

Да потому, что наблюдаемое сейчас имеет лишь косвенное отношение к политике и интересно лишь с позиции антропологии.

Дискуссии по поводу того, как проявляют себя участники кампании Путина (это единственная кампания в рамках предвыборной), сводятся, по сути, к житейским рассуждениям, а симпатии и антипатии выражаются так, будто бы собеседник выбирает себе полового партнёршу/партнёра или сводит счёты с бывшей/бывшим.

Разумеется, такой формат востребован, т.к. он не требует напряга, подобные разговоры вести легко и необременительно. Правда, политикой тут и не пахнет. И дело не в аудитории которая «хочет хавать».

В заглавие я вынес слово «невозможность» вовсе не для того, чтобы подчеркнуть тлен и безысходность. Невозможность – это обозначение тотального несоответствия между запросами, которые думающая часть общества предъявляет политикам, и тем, что они, политики, не могут и не хотят действовать так, чтобы эти запросы удовлетворять.

2018-ый – время, когда линейность мышления, зацикленность политических субъектов на самих себе и на нуждах Администрации Президента, а также общее ощущение запрограммированности достигли своего апофеоза.

Стереотипны и власть, и «оппозиция», допущения на «выборы», т.е. к участию в процессе, который завершится 18 марта переутверждением Путина на четвёртый его срок.

Зачем баннеры «Сильный Президент – сильная Россия» по всей стране? Как раз сила Путина могла бы проявиться в отказе от этой «монументальной пропаганды». Верх ведь он одержит без борьбы. Шанса на второй тур нет. Но даже в такой ситуации, когда уже в четвёртый раз Путин ни с кем не конкурирует, а априори фаворит его штаб не идёт на эксперименты. Хотя он мог бы деньги потратить только на печать подписных листов и сбор подписей. Эфир и авторитет он имеет и без агитпоходов дня вчерашнего, без митингов, эксплуатирующих общие святыни нашего народа.

Что касается подобранной Путину семёрки попутчиков, то, на мой взгляд, в совокупности она производит впечатление заурядности, несмотря на то, что в ней, объективно, присутствуют новые лица, те, кто ранее никогда не участвовал в президентской гонке. Кого-то одного вычленять, по-моему, не стоит. Они являются феноменом именно в качестве «оркестра».

Каждому отведена своя партия. Я в данном случае указываю не на зависимость от Кремля. Просто озвучивая свои месседжи, делая это синхронно или друг за другом, они убеждают общество опять же в невозможности, невозможности рассматривать ни одного из них (даже предельно гипотетически) в качестве того, кто может возглавить государство, если не сейчас, то в будущем.

Я не о клоунаде. Чаще всего они не кривляются, но, высказывая свои идеи, они отталкивают от себя группы избирателей, которые потенциально их.

Винегрет из «генетического отребья» по отношению к советским людям и «эффективного менеджера Сталина» вперемешку с гнусавыми экспертными голосами двух «либералов» по назначению и крикливой патетикой двух «коммунистов» по назначению приводит к невозможности воспринимать всех этих людей серьёзно, даже если они произносят и вполне здравые мысли.

Одна из ключевых невозможностей – неспособность к коалиции.

Да, с формальной точки зрения, они и не должны объединяться, ведь они соперничают. Если мы обратимся к опыту стран, где в президентских выборах принимает участие много кандидатов и дело доходит до второго тура, то там выбывшие обычно присоединяются к идеологически близкому претенденту.

А теперь вернёмся в Россию. Вы может себе представить, что Грудинин вышел во второй тур и его поддерживаю Сурайкин с Бабуриным? Или аналогично с Собчак, Явлинским и Титовым?

Здесь читатель наверняка воскликнет: «Ну что ты всё про “оппозицию Его Величества”. Навальный вон ничуть не лучше: отказ в регистрации получил, объявил забастовку избирателей, ни с кем из допущенных кандидатов не объединился».

Точно, про Алексея частенько пишут, что он недоговороспособный вождь а-ля Путин. Но никто не задался вопросом: с какой стати Навальный должен призывать своих сторонников отдать голоса за Грудинина, Явлинского или кого-либо ещё?! Кто, кроме Собчак, к нему с такой просьбой обращался? Вы слышали, чтобы тот же Грудинин сказал прямо: «Алексей, давай выступать вместе»? Не припоминаете? И я не припоминаю.

Во главе же всех невозможностей на оппозиционном фланге, как я полагаю, стоит следующая: слишком много личностей, за которыми нет ни людей, ни привлекательных идей.

Все эти граждане заявляют, что сражаются то за депутатский мандат, то за должность Президента. Соответственно, звучит требование зарегистрировать всех, мол, «тогда у нас будут честные и конкурентные выборы». Кремль всем «добро» не дал, но в бюллетене теперь целых 8 человек – пожалуйста, выбирайте, как говорится. Опять не то? Ну вам не угодишь.

С моей точки зрения, ничем не подкреплённые амбиции ведут в тупик. Конкурентные выборы будут, не когда статус кандидатов получат 10, 15 или 20 человек. Это произойдёт, когда среди них окажется один, который будет вести кампанию так, что получить результат, сопоставимый с тем, что есть у административно поддержанного выдвиженца. Если такого политика нет, то ни о конкурентности, ни о втором туре речи не идёт.

Я не ставлю цели сгустить краски и подвести к «концу времён».

Выходом я вижу слом вот этого линейного мышления: если назначен день голосования, то надо идти опустить бюллетень, а если нет нравящегося кандидата, то отдать голос хоть за кого, чтобы этим зафиксировать своё «фи».

Новая реальность будет формироваться не через воспроизведение старых, типичных схем, а через нестандартные ходы.

18 марта ничего не заканчивается, если действовать вне логики, которую навязывает власть.

Партийная система по естественным причинам подходит к окончательному распаду. Геронты политического Олимпа дряхлеют. Эти процессы Кремлю не остановить, какой бы ни была явка и процент за Путина 18 марта.

Тем, кто хочет не упустить момент, стоит быть самостоятельными, затевать свои проекты, оставить истории то, что доживает свой век, не тащить этот шлейф за собой.

Тогда на смену невозможности придёт возможность.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, отправьте автору подзатыльник! Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: