Антон Сидорко: «Всё зависит от Сипягина»

Интервью с Антоном Сидорко, первым секретарем владимирского обкома КПРФ и вице-спикером Заксобрания области.

— Мы с вами не виделись с сентября 2018 года, и поэтому я хотел бы задать вам вопрос: удовлетворены ли вы результатами прошедших выборов и распределением портфелей депутатов ЗС?

— Мы оцениваем успехи выборов относительно. Если смотреть, например, выборы губернатора, то, действительно, мы никак не можем быть удовлетворены, потому что, к сожалению, наш кандидат Максим Леонардович Шевченко не был допущен до выборов ввиду того, что действующий на тот момент губернатор Орлова приложила все усилия, чтобы буквально на третий день с момента его выдвижения на партийной конференции 10 районов были полностью зачищены.

На самом деле, это, конечно, разговор в пользу бедных, потому что были бы у КПРФ депутаты во всех муниципальных образованиях, то проблем бы у нас с этим не было. Поэтому мы, конечно, прежде всего, пеняем на себя и готовимся к предстоящим муниципальным выборам. С одной стороны, они важны сами по себе, потому что мы должны иметь представителей в территориях, чтобы знать, что там происходит и стараться влиять на общественно-политические процессы. С другой стороны, предстоящие выборы, которые будут (в этом году это Ковров, Муром, Суздальский и Меленковский районы, а в следующем году это будет тотальная муниципальная кампания), — это в том числе вопрос того, сможет ли партия КПРФ выдвинуть своего кандидата на будущих губернаторских выборах, когда бы они ни состоялись.

Что касается выборов в Законодательное Собрание. С одной стороны, мы увеличили представительство с 3 до 7 депутатов, больше чем в 2 раза. С другой стороны, как показала избирательная кампания, если бы мы больше внимания уделили одномандатным округам, мы бы имели фракцию гораздо больше. Потому что в целом ряде территорий мы проиграли единороссам от 5 до 7 процентов. Если бы туда было больше выездов, больше бы уделили финансового ресурса, больше было бы материалов, мы бы сегодня имели фракцию, я думаю, значительно больше. А так, конечно, у нас сегодня самая крупная оппозиционная фракция, с ней считаются. По большому счёту, вопрос позиции фракции — это в том числе вопрос и вето губернатора, будет ли оно преодолено или нет.

Что касается распределения портфелей депутатов, то мы сегодня имеем место заместителя председателя Заксобрания, мы входим в руководство трёх очень важных комитетов. Депутат Хабибуллин у нас является заместителем председателя комитета по бюджетной и налоговой политике, по сути, ключевого комитета. Депутат Лариса Емельянова является заместителем председателя комитета по аграрной политике. И депутат Серебров — зампред комитета по образованию. То есть, это очень важные комитеты, в которых принимаются ключевые для региона решения.

Другой вопрос, что, к сожалению, хоть мы фракцию и увеличили, но у «Единой России» — большинство. Хоть оно и простое, но оно осталось. А как мы знаем, что большинство законов принимается простым большинством. В том числе, нет удовлетворённости и в том, что целый ряд фракций, которые, казалось бы, должны быть оппозиционными, выступают на стороне партии «Единая Россия». Как мы это увидели на примере вопроса по согласованию заместителей губернатора, когда, по большому счёту, только фракция КПРФ активно выступала «против» и в полном составе голосовала против согласования заместителей губернатора. Не считая фракцию ЛДПР, но она даже не выступала. Но мы видели, что «Единая Россия», не имея 2/3, склонила на свою сторону «Справедливую Россию» и КПСС. То есть, на сегодняшний день, как мне кажется, мы наблюдаем некую коалицию, которая позволяет «Единой России» иметь две трети.

Тем не менее, нашей фракции многое удаётся. Если посмотреть статистику, то мы, имея только 7 депутатов (а у «Единой России» — 23), провели большее количество приёмов граждан. У нас, если посмотреть на наши запросы, уже порядка 300 запросов с начала работы. Многие проблемы получается решать. Буквально из последнего, на прошлой неделе мне пришёл ответ из администрации города Владимира о том, что наконец восстановили внутридворовое освещение на улице Почаевской. Люди ко мне обратились, и мы это решили. Лично я, как депутат, помог организации Совета ветеранов. У них сейчас идёт серьезный ремонт их базы. Я договорился с камешковским предприятием «Ютекс», которая производит линолеум, и им выделили строительные материалы. То есть, идёт и текущая работа, идет работа и законотворческая. Как вы знаете, депутат Максим Шевченко внёс инициативу по смягчению требований по организации протестных акций, что касается одиночных пикетов и предельной численности мероприятий в «гайд-парках».

Что касается моей инициативы, то это внесение изменений в регламент работы самого Заксобрания, который касается недопущения голосования по письменным заявлениям. Это просто парадокс, когда начинается заседание и мы видим, что председатель ЗС достаёт несколько писем, которым отсутствующие депутаты голосуют по всем вопросам повестки дня. Мне кажется, это полный абсурд, потому что депутат, который отсутствует, не может знать, как проходит обсуждение того или иного законопроекта, он не может знать конечную редакцию, в какой вопрос будет поставлен на обсуждение, он не может знать тех вопросов, которые будут рассматриваться в «Разном».

К примеру, помните, был вопрос, написать письмо Жириновскому. Мы тогда убедили коллег, что не нужно никакие письма передавать, потому что это была полная чушь.

Вторая инициатива связана с категорией «дети войны». Сейчас мы как раз готовим данный законопроект, по которому мы предлагаем на областном уровне законодательно закрепить данную категорию граждан, родившихся с 1928 по 1945 годы. Во-вторых, мы предлагаем учредить памятный отличительный знак данной категории. И самая важная мера — это предоставление ежегодной единовременной выплаты в 1000 рублей ко Дню Победы. Много это или мало? Наверное, не столько, сколько хотелось бы. Но тем не менее, это вопрос нагрузки на бюджет больше, чем 100 миллионов рублей ежегодно. Но мы видим, что на плановый период идёт существенное сокращение дефицита бюджета, поэтому мы можем себе эту меру позволить, тем более накануне 75-летия Великой Победы.

[У нас есть] и ряд других инициатив, например, по внесению изменений в Избирательный кодекс. Поэтому фракция у нас, как мы считаем, рабочая. В отличие от предыдущего созыва фракция обрела лицо. Мы являемся действительно оппозиционной фракцией и нам не стыдно за свою работу.

— Конечно, я хотел задать вопрос, в том числе, и по «гайд-паркам». Максим Леонардович подал законопроект, но пока ничего не происходит. Вы как-то в дальнейшем планируете это дальше продвигать?

— Безусловно, просто здесь вопрос в действующем Регламенте Заксобрания. Когда мы вносим какую-то инициативу, она проходит целый ряд инстанций. Условно говоря, организационное управление в аппарате, юридическое управление. Дальше она передаётся в комитет. Но по Регламенту, от момента внесения инициативы в Заксобрание до её рассмотрения на комитете отводится до полугода. То есть, инициатива, которая была внесена Максимом Шевченко ещё в октябре, до сих по не рассмотрена. Либо мои изменения в Регламент. Я их внёс еще в начале декабря, но мы видим, что уже конец января, а они до сих пор не рассмотрены.

И, конечно, это не делает чести руководству партии «Единая Россия», потому что те инициативы, которые вносят «единороссы», рассматриваются в том же месяце. Многие вопросы они даже вносят в день голосования на внеочередных комитетах. А что касается инициатив других фракций, я знаю что коллеги из других фракций тоже вносили свои предложения, но ни одна инициатива оппозиционной фракции пока не рассмотрена. Это к слову о том, что нам партия большинства обещала, что у нас будет стремление к компромиссу, диалогу. Но пока вот лично я такого диалога полноценного не вижу.

Мы не сомневаемся, что в соответствии с Регламентом инициатива Максима Шевченко будет рассмотрена, пускай и спустя полгода после её внесения. Тем не менее, мы планируем привлечь к этому внимание широкой общественности. Мы, конечно же, призовём и другие оппозиционные партии поддержать данный законопроект.

Другой вопрос, что настораживает позиция губернатора. Наверное, слышали, что в ответе, по-моему В.П. Кузина, заместителя Сипягина, прозвучало, что администрация не считает целесообразным внесение этих изменений, и аргументы М.Л. Шевченко они не услышали. Это не делает чести губернатору Сипягину по той простой причине, что он представляет оппозиционную партию, и с тем произволом, когда не допускали наши протестные акции, он тоже сталкивался. Но получается, что придя к власти, он переобулся и поменял свою позицию. Но хочется верить, что когда дойдёт вопрос до голосования, фракция ЛДПР нас поддержит.

Мы понимаем, что сегодня у губернатора ситуация непростая. Что ему, с одной стороны, нужно быть дипломатом, а с другой, поддерживать стабильность в регионе. Но никто не отменял, что у него есть оппозиционная фракция, на которую мы, безусловно, тоже рассчитываем.

— Знаете, в это верится с трудом.

— Не буду лукавить, да. Очевидно, что большинство из фракции «Единая Россия» эту инициативу не поддержит. Но тем не менее, у нас, как у защитников свобод и демократии, в этом плане совесть чиста. Мы вопрос поставили, мы призвали общественность и депутатов, и пускай после того, как депутаты из других фракций проголосуют против, хоть кто-то из них заговорит о какой-то свободе слова и собраний. Это уже будут просто слова. Я думаю, что наши избиратели и жители области оценят каждую фракцию по её работе и её голосованию. Потому что на сегодняшний день очень важно доводить до жителей, как та или иная фракция голосует, либо какие вопросы они поднимают.

— Но это что же тогда получается, вы говорите, что ни одна инициатива КПРФ так и не была рассмотрена. В этой ситуации разве можно говорить о каком-то серьезном влиянии оппозиции на законотворчество и на политику в регионе?

— На политику, я считаю, однозначно. Вы посмотрите, на примере С.Ю. Орловой. Мы глубоко убеждены, что именно позиция партии КПРФ привела к смене власти в регионе. Потому что, заметьте, любая другая партия, в том числе ЛДПР, в ходе избирательной кампании ни губернатора Орлову лично, ни партию «Единая Россия», ни команду Орловой не критиковала. Даже, к слову сказать, вся агиткампания ЛДПР была построена на критике КПРФ, в частности, даже разыгрывалась такая картина: «Шевченко, Сидорко — не допустим Майдана!». Это же ЛДПР высказывалась. Мы же били в одну точку, что Орлова должна уйти. Потому что Орлова — это высший совет «Единой России», Орлова — это пенсионная реформа. Долой пенсионную реформу! И мы на это повлияли.

Что касается нынешних реалий. Да, сегодня тяжело провести нашу инициативу. Да, скорее всего, то, что мы предлагаем, «Единая Россия» не будет принимать. Но если придавать это широкой огласке, если делать всё открыто, то тот же рейтинг «Единой России» так или иначе будет неуклонно падать, что в конечном итоге приведет к ослаблению «Единой России» и на местах, потому что избиратели будут видеть, что не только федеральное руководство ЕР не за народ, но и на уровне региона и на на уровне муниципальных образований «Единая Россия» блокирует те инициативы, которые идут на решение проблем территорий и на улучшение жизни простых граждан.

Соответственно, это потянет за собой смену власти на низовом уровне. Наша жизнь не заканчивается прошедшими выборами, но мы можем через 5 лет подойти со своей командой муниципальных депутатов и с багажом конкретных инициатив фракции КПРФ. И, если хотите, с негативным бэкграундом для «Единой России», которая будет и дальше себя закапывать и в будущих созывах может вообще не иметь большинства. Все равно, я считаю, что люди это видят.

Люди, как мне кажется, стали интересоваться политикой больше. Это сказывается уже на явке, потому что явка на выборах в этом году была выше, чем в 2013-ом. Люди активнее идут на выборы и на муниципальном уровне. По-моему, в Березниковском поселении Собинского района в прошлом году явка была чуть ли не 70%. То есть, интерес растёт.

Сегодня в интернете можно, по большому счёту, добыть любую информацию. И эта информация, в том числе благодаря СМИ, доходит до простых людей. По голосованию и всему прочему люди всё равно знают, какая партия как голосует. И я считаю, что эффект так или иначе будет, несмотря на то, что сегодня, к сожалению, наши инициативы блокируются.

— Тут я согласен, что определённо политизация нарастает. Это связано, прежде всего с неблагополучием социально-экономической обстановки. Тогда такой вопрос: как вы оцениваете первые 4 месяца губернаторства Владимира Сипягина?

— Честно, пока тяжело сказать. Потому что даже та пресс-конференция, которая была по итогам 100 дней, многие говорили, что она была какая-то пустая, что ему нечего было сказать. Не соглашусь, потому что за 100 дней какие-то существенные сдвиги в социальной сфере, экономике, да и в политике нереально осуществить. Поэтому на сегодняшний день ключевым моментом является формирование команды губернатора и ориентиров, на основании которых они будут работать.

Безусловно, нас не может не настораживать кадровая политика губернатора. Потому что мы все помним, что В.В. Сипягин шёл с лозунгом: «Хватит приезжих. Выбирай местного», мы все помним его выступления между первым и вторым туром, в том числе по призыву лидера фракции КПРФ Шевченко, поддержать Сипягина.

Мы все помним его предложение по созданию коалиционного правительства на первой пресс-конференции после одержанной им победы.

Но всё это осталось на словах. Потому что, как мы видим, новые заместители представляют не Владимирскую область. Это все пришедшие руководители, которые не имеют ничего общего с нашим регионом.

По коалиции я могу в открытую сказать: ни одно кадровое предложение, которое мы вносили (а мы вносили предложения, начиная от позиции вице-губернаторов, заканчивая комитетами) пока не было принято. В общем-то, губернатор ссылался на то, что это именно другие партии виноваты в том, что у нас нет коалиции, потому чтоему вставляют ему «палки в колёса». Абсолютно не согласны.

Потому что, если вы видите позицию нашей фракции, мы не позволяем себе критики политики губернатора по той простой причине, что он ещё в должной мере не имел себя возможности проявить. Мы голосовали против согласования его заместителей, чтобы даже самой процедуры этой не было. Потому что он, как избранный губернатор, имеет право сформировать команду. Поэтому мы считаем, что этот аргумент абсолютно несправедливый. Как раз-таки фракция КПРФ — это одна из немногих фракций, которая даёт губернатору реализовать себя. А уже потом будет судить по делам. Поэтому, к сожалению, здесь нас нас эта позиция не устраивает.

Что касается преобразований, то тут пока рано судить. Потому что за неполные 4 месяца привлечь каких-то инвесторов [сложно]. Инвесторы, я думаю, пока что присматриваются. По той же струнинской больнице, мы же понимаем, что то обещание было дано С.Ю. Орловой отремонтировать весь больничный комплекс до декабря прошлого года, это был голый популизм. Это было нереально даже провести торги на те или иные работы. Другой вопрос, что хотелось бы, чтобы губернатор прислушался к позиции жителей г. Струнино, которые просят сохранить некоторые отделения. Но на сегодняшний день, как мы видим, позиция департамента здравоохранения иная. Они идут по пути оптимизации. Это путь в никуда. Потому что если живы малые города, живы больницы и школы, стоит только начать это оптимизировать (тем более, это западная часть Владимирской области), люди просто будут уезжать в ближнее Подмосковье, Москву и там же и оседать. А у нас, к слову, за последние годы порядка 10 тысяч населения убыль каждый год. То есть, мы в этом отношении не прирастаем. Поэтому на Сипягина, я скажу, прежде всего за простых жителей, пока надежда есть.

Нас, как партию КПРФ, на сегодняшний день настораживает то, что должного диалога с оппозиционными партиями не присутствует. То есть, даже в этом году, хоть я и изъявил готовность встретиться и обсудить целый ряд проблем, контактов не было. Хотя мы видим, что год начинается, необходимо начинать работу. Без сотрудничества, я думаю, что у губернатора ничего не получится.

Если он рассчитывает быть губернатором, опираясь лишь на федеральное руководство ЛДПР, на Жириновского, на куратора, депутата Госдумы Александра Курдюмова, то, я думаю, это путь в никуда. Потому что без поддержки местных политических сил, если хотите, местных элит, он не справится. Он просто зароется, станет непопулярным губернатором и не оправдает надежд своих избирателей. Но, повторюсь, пока кредит доверия он ещё не исчерпал.

Но тональность, в том числе, если проследить многие СМИ Владимирской области, я смотрю, уже меняется. Потому что, конечно, пора уже переходить от обещаний к реальным делам. И самое главное, оправдывать обещания.

Потому что по той же самой мусорной тематике, мы помним, что под инвестпроектом по строительству мусорного полигона стояла подпись депутата Сипягина. В ходе выборов кандидат в губернаторы Сипягин сказал, что полигона не будет и московского мусора не будет. Но сегодня, на мой взгляд, позиция губернатора и позиция его команды, в частности, замгубернатора Байера, она неоднозначна. По-моему, тональность идёт в том ключе, что нужно как раз-таки легализовать механизмы ввоза московского мусора. Другая сторона, да, перенесли ввод новой системы обращения с ТКО. Но пока мы не услышали, сколько будет регоператоров, какой будет тариф: плоский, или в каждом муниципальном образовании тариф будет формироваться исходя из того плеча, которое до мусорного полигона. То есть, пока по мусорной проблематике мы тоже пока конкретики не слышим. А, в том числе, Орлова себя закопала в этой мусорной тематике, мы это понимаем. Если Сипягин не поставит заслон московскому мусору, не наведёт здесь порядок, он тоже зароется в самое ближайшее время.

— Абсолютно с вами согласен. Более того, я был на той пресс-конференции, задавал ему вопрос. По мусору он всё свалил на федеральные структуры. Он сказал, есть Росприроднадзор, с ними разбирайтесь. Я считаю, это неправильная позиция. И вообще, такое впечатление сложилось, что он всё время на кого-то сваливает: это тяжёлое наследство Орловой, здесь депутаты сами виноваты, что нет коалиционного правительства, здесь должны действовать федеральные структуры. Он это сказал дважды, по меньшей мере, когда ему задавали вопрос про знаменитые собинские казармы, и про мусор. Как будто бы он какая-то марионетка, вообще ничего не решает. И меня такое сложилось впечатление после посещения его пресс-конференции.

— К сожалению, губернатор Сипягин напоминает как раз-таки первые шаги губернатора Орловой. Она тоже обещала, как только она появилась в регионе, что та команда, которая есть при Виноградове, её устраивает. Но потом она оперативно всех профессионалов вычистила и поставила «варягов». Здесь получается то же самое. Что касается критики предшественников, Орлова говорила то же самое: «16 лет ничего не делалось». То есть любая проблема — это не её проблема, это 16 лет не делал Н.В. Виноградов. Но Владимир Владимирович то же самое говорит. Не то что бы, надо вот сейчас сообща искать пути решения. Он говорит иногда: это не мой вопрос, это вот Орлова пообещала, пускай она и выполняет обещания. Идёт опять отсылка с проблемам предшественника. Хотя, на мой взгляд, нужно от прежнего руководства, где бы ты не находился, хоть в кресле губернатора, хоть в кресле руководителя партии, ты должен наоборот взять всё лучшее от того, что было, и искать союзников в решении проблем.

На сегодняшний день идёт накат на профессиональные кадры, например, на директора департамента дорожно-транспортного хозяйства Романенко. На мой взгляд, это профессионал. Если посмотреть дороги по ЦФО, у нас одни из лучших дорог, не надо с этим даже спорить. Тогда зачем сегодня ставить вопрос о его увольнении и привлечении специалистов, насколько я знаю, из Ивановской области? Которые имеют определённый репутационный шлейф. К сожалению, это губернатора не красит.

Нужно было сделать выводы из тех ошибок, которые делала Орлова. Она критиковала предшественников, сформировала команду из случайных  «варягов» и она не вела диалог ни с населением, ни с политическими партиями. Это её и погубило. На сегодняшний день на все эти грабли Сипягин наступает. Поэтому мы 22 января направили официальное приглашение губернатору за подписью Шевченко, [лидера] фракции КПРФ с предложением в ответ на те посылы, которые были на пресс-конференции об отсутствии сотрудничества и диалога, мы пригласили губернатора провести совместную встречу с тем, чтобы этот диалог установить. Мы, понимая занятость губернатора, предоставили ему право выбора места и времени. Пока отклика мы не получили. Нам бы очень хотелось, чтобы эта встреча состоялась, потому что у нас есть и вопросы, и предложения. И опять повторю, что на сегодняшний день фракция КПРФ готова к диалогу.

Но бесконечно это продолжаться тоже не может. Тем не менее, мы видим и определённые ошибки. Если сегодня мы готовы подставлять плечо губернатору, то если его позиция не будет меняться, у нас будет всё меньше аргументов, чтобы сохранять такую конструктивную позицию.

— Вы сказали, что он с вами в этом году вообще не встречался.

— Нет, встреч не было.

— А когда последний раз была встреча?

— Наверное, где-то в середине декабря мы обсуждали бюджет, обсуждали какие-то текущие вопросы. Проговаривали, чтобы эти встречи были регулярными. Но пока, возможно, это связано со встречей с В.В. Путиным, м.б. губернатор не считает нужным встречаться с представителями других партий, рассчитывает на свои силы. Но мы предлагаем диалог. То есть, со своей стороны мы сделали шаг, теперь шайба на стороне губернатора.

— Возможно, это не войдёт в интервью, но этот вопрос меня лично волнует. Я задавал ему это на пресс-конференции, но я так и не понял, кто же эти т.н. «супостаты». Возможно, у вас есть какие-то предположения?

— Кампания по дискредитации избранных губернаторов от оппозиции, она идёт. По примеру той же Хакасии, где был избран Валентин Коновалов от партии КПРФ. Идёт очень сильны информационный, прежде всего, от федеральных СМИ. Здесь мы видим ту же самую картину. Даёт ли аргументы Сипягин, чтобы его критиковать? Безусловно, даёт. Но являются ли эти материалы заказухой? Безусловно, это заказуха, причём самая наглая. Мы отдаём себе в этом отчёт, именно поэтому мы в это мне участвуем. Потому что это целенаправленный заказ, целенаправленный накат с тем, чтобы дискредитировать губернатора в глазах избирателей. И чтобы тем проще его было в какой-то момент убрать, либо по утрате доверия, либо создать условия, при которых он сам будет вынужден уйти в отставку.

Но если сравнивать с ситуацией в Хакасии. Валентин Коновалов, избранный глава республики, как обещал создать коалиционное правительство, так его и создал, в которое входят представители всех партий. Поэтому ему отбиваться там очень легко. Идёт накат только с федеральных СМИ, а местные элиты, местные партии, местные СМИ все поддерживают его. И чем яростнее его атакуют федеральные телевизионщики, тем вокруг него формируется всё большая команда и большая поддержка. Потому что там есть реальная коалиция.

А здесь, понимаете, когда вокруг губернатора, наверное, пустота пока, за исключением «варягов» и ЛДПР, отбивать атаки ему становится всё сложнее. Потому что скоро, помимо мусора, встанут вопросы по инвестициям: где инвесторы, где новые предприятия? Станут ставить вопросы по здравоохранению, по сельским школам. Вопросов будет всё больше. И если у него не будет союзников, не будет профессиональной команды, а будут только советчики с ЛДПР, то это путь в никуда будет. Поэтому на сегодняшний день это заказуха, но при этом губернатор даёт возможности и зацепки, чтобы эта заказуха доходила и до простых людей. Потому что если мы даже проследить тональность комментариев в интернете к новостям по губернатору, то она стала меняться. Потому что люди начинают ждать от губернатора реальных действий. Но сегодня этих действий пока, к сожалению, не так много. Пока только обозначение приоритетов, пока только представление своей команды и декларирование, какая же это профессиональная команда. Но пока о степени их профессионализма у нас не было возможности судить. Потому что в какие-то конкретные практические шаги пока это не вылилось.

— Вы затронули тему про команду и про то, что за ними тянется шлейф какого-то сомнительного прошлого. В частности, в СМИ говорили, что у вице-губернатора Байера есть какие-то уголовные дела. Что мешает вам провести депутатское расследование на эту тему?

— Я уже об этом говорил, что так как губернатор избран прямыми выборами, т.к. он не прислан Кремлём или кем угодно, а избран народом, то мы оставляем за губернатором моральное право формировать свою команду. Что касается прошлого того же Байера, да, разговоры идут, но ведь нет решения суда, соответственно, это просто слова. Если мы будем проводить какие-то расследование, то, по большому счёту, мы будем мешать губернатору и его команде заниматься реальными делами, а будем заставлять их отбиваться информационно и юридически. Фактически, мы будем нагнетать ту обстановку и подыгрывать той заказной кампании, которая идёт против губернатора. Мы не хотим в этом участвовать. Мы хотим судить не по каким-то слухам и не по репутации, а по реальным делам. Наверное, и мы хотим в это верить, губернатор, когда брал в команду того же Байера, руководствовался, наверное, какими-то, наверное, профессиональными качествами. Наверное, ему удобно с ним работать, наверное, он в него верит. И поэтому в этом плане нам тоже хочется верить, что губернатор знает, что делает, и его кадровая политика так или иначе себя оправдает.

Но когда мы уже будем видеть какие-то реальные ошибки, не то, что говорят по телевизору и высасывают из пальца, а когда мы увидим, как развивается отрасль, за которую отвечает Байер. Будет хорошо — мы скажем да, профессионал. Будет плохо — мы будем первыми, кто об это скажет. Но уже опираясь не на какие-то слухи и домыслы, а на то, в какое состояние он приведёт свою отрасль.

— Из ваших слов складывается такое впечатление, что вы даёте губернатору кредит доверия. И вы будете смотреть за его реальными делами. Но сколько времени вам примерно ещё нужно? Вот если он будет в таком состоянии… Год или два?

— Ну, естественно, не больше года. Я думаю, что где-то до осени. Ждать 2-3 года, когда ситуация может иметь необратимые последствия, безусловно, мы не можем допустить. Т.к. за нас проголосовало почти 100 тысяч избирателей, и они возлагают на нас надежды. Поэтому мы не хотим участвовать в ой травле, которая сегодня идёт. Мы даём [губернатору] кредит доверия, также как и большинство населения до сих пор. Но в самое ближайшее время мы ждём диалога и реальных шагов по развитию экономики, по привлечению инвестиций, развитию социальной сферы и целому ряду других показателей. Потому что если это произойдёт, у на сне будет никаких аргументов выступать против, наша фракция тогда будет первым помощником на пути реализации позитивных изменений.

Но если же мы увидим, что либо изменений вообще не происходит, либо тем более будет становиться хуже, то та непримиримая позиция, которая была по отношению к команде Орловой, покажется цветочками. Потому что наша область пять лет была под гнётом горе-команды, и оставлять право другой команде, если она будет менее профессиональная, продолжить это дело мы, естественно, не позволим. Мы привлечём, в том числе и федеральные ресурсы, и Максима Шевченко, и нашей фракции в Госдуме. Я в субботу был на совещании в Центральном комитете партии и общался лично с Г.А. Зюгановым. Ситуация на контроле, мы регулярно докладываем по тому, как развивается ситуация в регионе. И, соответственно, будем принимать решения по дальнейшей нашей позиции по отношению к команде губернатора. Будет ли это позиция позитивная, конструктивная, комплиментарная, либо эта позиция будет обратная, схожая с той, которая была к губернатору Орловой. Всё зависит от Сипягина. Мы даём ему право проявить себя. Мы не мешаем принципиально. Но, как говорится, пора перейти и к делу.

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: