Есть ли будущее у так называемого «суверенного интернета»?

Внештатный корреспондент «Довода» Александр Мурин побеседовал с представителем хакерского сообщества на тему блокировок в сети, идеях сенатора Клишаса и других законодателей о создании отдельного интернет-пространства. На сайте представлена полная расшифровка диалога.

Мурин: Мы уже общались с вами по поводу криптовалют и перспектив блокчейна. Почему вы решили предложить нам эту тему? На сколько, на ваш взгляд, проблема сейчас актуальна и беспокоит пользователей?

Игорь: Вообще большая часть идей такого рода — это попытка депутатов и сенаторов пропиариться на безопасности. Я предложил вам эту тему, чтобы попытаться объяснить людям, что большая часть слов, сказанных на эту тему с «голубого экрана» не более, чем выдумка людей, очень далеких от технологий передачи данных. Эти люди, на мой взгляд, просто не понимают, что такое безопасность, как работает интернет, что это вообще такое. Сразу отвечу на главный вопрос этой дискуссии: бояться нечего, технологии блокировок, применяемые в России, очень сильно отстают. Интернет будет настолько свободным, насколько мы этого захотим. В результате всех действий государства доступ к определенным данным получить сложнее, тем не менее заблокировать окончательно ничего не удалось. Остальное — уже детали, которые зависят от желания и уровня подготовки пользователя.

Мурин: Давайте уточним один момент. Реально ли люди боятся тотальной блокировки? Или большинство согласно с предложениями и действиями властей?

Игорь: Люди? А что вы вкладываете в это понятие? Вообще, я бы не стал использовать слово «люди». Это понятие включает всех: жителей деревень пенсионного возраста, которые вообще не сталкиваются с современными технологиями; пользователей, которые пользуются через посредников; пользователей поисковиков, популярных соцсетей; бизнесменов, которым нужны продажи через сеть и реклама; разработчиков. Боятся в основном те, кто вложил деньги. Обыватель не боится. Обыватель, получающий контент из телевизора и «одноклассников», может даже поддерживать такие инициативы. Типа вот, влияние Запада уменьшится, в сети не будет мошенников и шок-контента. А честный пользователь не пострадает. Но реакция есть. Так Алексей Навальный даже выпустил расследование про имущество сенатора Клишаса, в сети было много дискуссий относительно предложенной им инициативы. Боятся в основном либералы, которые пользуются привычными для себя социальными сетями, типа фейсбука, твиттера. Но это одна из самых активных в плане политики аудиторий.

Мурин: А кто, на ваш взгляд, больше пострадает, если правительство перейдет к блокировкам по китайскому типу.

Игорь: В первую очередь пострадает бизнес. Люди вкладывают большие деньги в рекламу и онлайн-продажи. И как только их сайт перестанет быть доступным, либо будут проблемы с онлайн-платежами, они начнут нести убытки. Пострадаете вы, журналисты. Для вас блокировка — это фактически смерть издания. Пострадают IT-гиганты, которые по рукам и ногам связаны. Пострадают многие хостинг-провайдеры, которые предпочитают держать свои мощности за рубежом. Из-за ошибок при блокировке пострадает банковский сектор. Помните, когда Роскомнадзор начал включать в блокировочные списки адреса dc update? Сильнее всего пострадали крупные банки, работающие в России. Им эта система нужна больше, чем мессенджерам и социальным сетям. Пользователи российских социальных сетей заметят, но пострадают не так сильно.

Мурин: А есть какие-то технологии, которые нельзя заблокировать?

Игорь: Опять же, заблокировать можно многое. Если подойти к этому делу серьезно и привлечь хороших специалистов. А у нас предпочитают привлекать своих специалистов, которые вовсе не обязательно хорошие. Поэтому получаем то, что видим сейчас. По данным Роскомсвободы, независимого объединения, в России незаконно заблокировано почти 10 000 000 сайтов.  Этих сайтов нет ни в одном реестре. На них нет ни строчки запрещенной информации. Абсолютное большинство из них даже никогда не касалось каких-то острых тем, типа политики, религии. Просто этим людям не повезло. Они купили хостинг на одном сервере с теми, кого заблокировали. А часто бывает так, что заблокированный сайт давно переехал, сменил название и ip-адрес.

Теперь относительно того, что заблокировать нельзя. Я не буду приводить все готовые решения, иначе это займет несколько дней. Заодно и вас заблокируют за предоставление доступа к запрещенным ресурсам. В первую очередь, нельзя людям мозги заблокировать и желание делиться тем, чем они хотят. Остальное — дело времени. Будет желание, а значит будут технологии.

К примеру, для того, чтобы обмениваться информацией не обязателен интернет. Интернет — это удобная и привычная для нас штука. Но буквально двадцать лет назад массового распространения интернета не было. Была целая куча не подконтрольных государству локальных сетей. Там свои форумы были, чаты, разделы знакомств. Кто-то что-то скачивал, выкладывал, раздавал. При этом беспроводных технологий почти не было. Между квартирами тянулась паутина проводов. Теперь с наличием роутера в каждом доме можно строить такие сети на CJDNS на пару дней в любом густонаселенном районе. Работающие mesh-сети есть в Германии, Испании. Там тоже есть районы, куда провайдеры по тем или иным причинам не хотят приходить или просто задирают цены.

Мурин: А вот я не программист, не инженер. Чем я и такие же люди могут уже сейчас воспользоваться?

Игорь: Как обойти блокировку, сейчас можно нагуглить за 5 минут. Я расскажу только про то, что является относительно новым подходом в обмене данными. Из мессенджеров есть такая штука, как Briar. Для регистрации тебе надо придумать имя пользователя и пароль от твоего локального хранилища. Ни регистрации, ни номера телефона не надо. Контакты добавляются при личной встрече путем сканирования QR-кода с экрана. Мессенджер поддерживает переписку, групповые чаты, форумы и блоги. Ты анонимен настолько, насколько захочешь. Соединение с сетью этому приложению тоже не необходимо. Если вы находитесь в зоне приема сигнала bluetooth, то можно общаться без соединения с интернет. Или ты можешь написать сообщение в блог или на форум, а соединиться с другим пользователем уже потом, когда будет возможность. Есть Firechat, которому тоже интернет не обязателен. Если это все будет реально распространено, то проблема блокировок отпадет сама собой. Один нашел способ ее обойти, контент попал в сеть и пошел от пользователя к пользователю. Дальше его не выловить. Придется отобрать смартфоны у сотен тысяч людей, чтобы окончательно уничтожить информацию. Есть технологии, которые работают на блокчейн. Bitmessage тому пример. У него нет сервера, где хранятся все сообщения. Вся база данных хранится у всех пользователей. Но расшифровать они могут только то, что было адресовано лично им. Есть приложения для стеганографии. С помощью специальной технологии кодирования информации в данных изображения, можно надежно спрятать небольшой объем информации.

Мурин: Небольшой это насколько?

Ну весь ваш «Довод» без картинок можно спрятать в одном фотоальбоме хорошего качества на 200 — 250 картинок. Фото природы или города по 12 мегапикселей. Да, придется отказаться от картинок и видео, но это не так страшно. После этого ты закинешь архив с этими фото в любую российскую социальную сеть, поделишься ссылкой. А дальше скажешь пароль нужному человеку. Для всех — это большой красивый фотобук. Книга с фото. Для нужного человека — это информация.

Мурин: А реально сейчас оценить, сколько таких архивов блуждает по сети?

Игорь: Абсолютно нереально. Спецслужбы умеют анализировать файлы на предмет наличия в них стеганографии, но поставить это на поток почти невозможно. За день любая социальная сеть передает терабайты информации. Ну и чтобы точно убедиться, что картинка непростая, надо знать алгоритм, которым закодирована информация. А чтобы ее получить, еще и пароль. Алгоритмов много, пароли могут быть очень длинными. Можно дополнительно шифровать информацию и внутри этих картинок-контейнеров.

Мурин: Почему многие технологии развиваются не в России, где запретов много, а в тех странах, где больше свобод?

Игорь: Это некорректно поставленный вопрос. Ты видишь проблему в России, потому что ты тут живешь. А на самом деле она всеобщая. У нас можно получить срок за мем с Гитлером. А в Германии тебя разорят за скачанный через торренты фильм. Свободы везде мало. Почему разрабатывают не в России? Тут народ жадный и бедный. Если я что-то сделаю в стране, где у людей есть деньги, я соберу пожертвования и буду на них жить и развивать проект. Здесь же такие технологии интересны только небольшой группе лиц, которая максимум, что может, так это мне пива поставить. Ну и да, нужно гражданское общество. Нужно, чтобы люди хотели свободы. А тут люди хотят сидеть в Одноклассниках и постить котиков. А свободный интернет для них является угрозой. Вдруг там американцы или масоны? В России правительство выигрывает за счет пропаганды. Вместо того, чтобы купить у китайцев хорошую технологию для блокировки, тут просто объясняют людям, что свобода им не нужна. Владимир Гундяев на встрече с Госдумой прямо сказал, что в гаджетах антихрист, что все наши данные могут оказаться в руках наших врагов.

Мурин: А что вы получаете за то, что боретесь за свободу? Моральное удовлетворение, какую-то выгоду?

Игорь: Свободу. Человек по своей природе эгоист. И делает он это для себя. Но, к примеру, я могу добывать криптовалюту только для себя. А вот делать мессенджер только для себя не имеет смысла. Создавать mesh-сети только для себя в принципе невозможно. Для этого всего нужны люди. Чем больше, тем лучше. Я не за всеобщую свободу борюсь. А за свою лично. Если вдруг получается всеобщая, мне не жалко, пусть пользуются.

Кстати про будущее: будущего у таких идей нет. Рано или поздно, общество поймет, что ему нужна информация. И чем больше, тем лучше. А такие люди, как Елена Мизулина, Ирина Яровая и Андрей Клишас просто не будут избраны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, отправьте автору подзатыльник! Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: