Мнение: Настя Рыбка, Навальный и запрещенная информация

Вообще вся эта грязная история стоит освещения только по одной причине — в нашей стране нет свободы слова.

И это еще один пример того, что бороться нужно в первую очередь не с Путиным, а с самой системой, которая в России даже не при нем возникла.

История с новым «расследованием» ФБК получилась громкой, просто потому что у нас народ любит новости с «клубничкой», а также потому что судьи любят олигархов и вместе с Роскомнадзором не любят Навального и его команду. Многие уже привыкли находить новости о том, что тот или иной представитель крупного бизнеса или чиновник оказался замешан в сексуальном скандале. Шок это может вызвать только у ревностных пуритан. А большинство с эпохи малиновых пиджаков помнит все эти истории. Вначале на них достаточно остро реагировали, потом перестали осуждать, а кто-то и одобряет: может человек, репродуктивная система, несмотря на возраст и образ жизни, работает, средства позволяют.

Сотрудники ФБК в данном случае решили сделать проверенный ход: рассказать о сексуальном скандале. А также о взятках в виде услуг. Суда по поводу дачи взятки в виде услуги не было, а значит утверждать, что близкий к премьер-министру человек получил именно взятку в виде чартерного рейса до причала и в виде отдыха на яхте, пока рано. Все имущество, показанное в расследовании, принадлежит Олегу Дерипаске — человеку, не занимающему государственных должностей. Это представитель бизнеса. Насколько законно он это имущество получил, опять же должен решать суд.

Главная беда в том, что видео, где Алексей Анатольевич рассказывает эту историю, было запрещено Усть-Лабинским судом. Запрещено за 1 день, при этом не был вызван в суд представитель ответчика. Никто из ФБК даже не был проинформирован, что где-то в Краснодарском крае слушается дело, касающееся их расследования, и что все их ресурсы будут заблокированы за распространение запрещенной этим судом информации. Явно нарушен принцип состязательности сторон и право на защиту своих интересов в суде.

Эта история, по большому счету, началась с закона, который позволяет блокировать сайты. Еще до Мизулиной и защиты детей от информации, наносящей вред их нравственности. Государство берёт на себя право решать, что гражданин или гость страны, пользующийся здесь интернетом, может видеть, а что не может. О чем можно писать в средствах массовой информации, а о чем нельзя. Наше право выбирать для себя новости было отобрано в угоду защите репутации, противодействию распространению нежелательной для государства информации. И мы это дружно проглотили. Мы проглотили и закон о досудебной блокировке, проглотили отказ его отменить, когда петиция за его отмену набрала более 300000 подписей на сайте российской общественной инициативы. Мы проглотили и нарушение обещания, что досудебной блокировке подвергнутся только страницы, содержащие сведения о наркотиках, самоубийствах и детскую порнографию. Теперь мы спокойно наблюдаем как зависимый от политиков и богачей суд принял решение о блокировке, даже не поставив в известность сторону ответчика.

Оппозиционные лидеры призывают нас выходить и поддерживать их идеи. Но чем занимаются все эти люди, когда в стране подняли руку на свободу слова и право распространять информацию? Тот же Навальный, вместо полноценной подготовки к акции за свободный интернет, ограничился коротким обращением, что туда стоит сходить. В нашем городе акция прошла в виде одиночного пикета возле приемной президента. И не переросла в стихийный митинг на несколько тысяч человек. Ей заинтересовались несколько десятков, пара сфотографировалась возле пикета. Если мы хотим жить в свободной стране, бороться нужно за свободу слова и независимость суда.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, отправьте автору подзатыльник! Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: