Владимирец в Иране: не консервативная революция, а религиозная бюрократия

Продолжаем знакомить наших читателей с впечатлениями земляка от экзотической страны.

В прошлый раз он рассказывал о массовых протестах в начале 2018 года, затронув тему также местных нравов.

Теперь он тоже делает упор на политическую составляющую, при этом касается вполне повседневных, бытовых аспектов.

Живя в Иране и зная о дискуссиях в России по поводу сотрудничества с Западом, наверное, есть, с чем сравнить? Ты уехал в страну «особого пути»? Как там в реальности обстоит с «особостью» и что из этого получается?

Диалог с Западом — это необходимое условие для дальнейшей модернизации России. Надо признаться, что проекты «консервативной революции» или «Третьего пути», которые я сам в прошлом поддерживал, — это тупиковый путь, путь Северной Кореи или Венесуэлы.

К сожалению, любая «консервативная революция» порождает в итоге клановый бюрократический режим, использующий патриотическую или религиозную (как в случае с Ираном) фразеологию исключительно в интересах собственного выживания.

Примечательно, что почти все «исламисты», т.е. политические идеалисты, сторонники идеологии политического ислама, приезжающие сюда из других стран, после недолгого времени пребывания в Иране разочаровываются в Исламской республике, понимая, что это никак не воплощение их идеала.

А как ты полагаешь, запас прочности у этого режима сколько лет составляет? 5? 10?
На смену придут радикалы типа ИГИЛ (прим. — запрещённая в Российской Федерации организация)?

Я думаю, что режим начнёт быстро меняться после ухода нынешнего духовного лидера Хаменеи, авторитет которого, как одного из участников Исламской революции, позволяет ему выступать в качестве гаранта стабильности и просто консервировать Иран в духе Николая I или Путина.

Время исламских радикалов, на самом деле, уже прошло. Это было последней кровавой вспышкой радикального исламизма.

К тому же, Иран — это не та страна, где идеи радикального исламизма могут получить поддержку.

Ранее ты, действительно, восторгался «консервативной революцией» в Иране. Сейчас переменил свою точку зрения. А при ближайшем рассмотрении что она собой представляет, на твой взгляд?

Пресловутая Исламская революция в Иране была клерикальной революцией. Специфика Ирана заключается в том, что это единственная страна в современном мире, где клерикалы сумели организоваться в политическое движение и, используя социалистическую фразеологию, перетолкованную в религиозном исламском духе, прийти к власти на волне демократического движения иранской интеллигенции, которая в 1979 году хотела ухода шаха, но никак не прихода шариата.

Но получилось-то совсем другое. Как люди реагируют на расхождения между тем, за что боролись, и тем, что получили?

Многие иранцы, с которыми я общался, чувствуют себя по итогам революции обманутыми.

Поэтому и сейчас единственной альтернативой нынешнему режиму является демократизация, которую обещал провести избранный президентом в 1997 году Хатами и которая была лозунгом «зелёной революции» 2009 года против Ахмадинежада.

Однако оппозиция демократизации со стороны духовного лидера Хаменеи и подчиняющегося лично ему Корпуса стражей Исламской революции привела к поражению и Хатами, и «зелёной революции».

В принципе, и Ахмадинежад выступает сейчас против нынешнего клерикального режима.

А что в наибольшей степени раздражает? В чем демократизация должна заключаться?

Многих людей раздражает политическая власть духовенства, ведущая к использованию религии в политических целях в духе средневековой католической церкви, контроль государства за средствами массовой информации, возможность участия в политической жизни только людей, связанных с правящими группами, контроль спецслужб за настроениями граждан, ограничения в частной жизни (необходимость ношения хиджаба женщинами, запрет на многие развлечения, порицаемые исламом), религиозные ограничения.

В иранском обществе существуют прозападные настроения, заключающиеся в том, что иранцы (персы) как носители древней арийской культуры должны ориентироваться не на другие мусульманские страны, уступающие Ирану по уровню культурного развития, а на культурно близкий Запад. На самом деле это так. Тегеран — это чисто европейский город.

Давай отвлечёмся от политики и поговорим о более личных вещах. Как, например, в рамках режима «консервативной революции» обстоят дела с семьей и браком? Ты, как иностранец, но при этом мусульманин, можешь ли там жениться? Выкуп надо платить?

Жениться в Иране иностранцу можно. Единственная проблема — это материальная. Но так обстоят дела не только в Иране, но во всём мире.

Говоря о «выкупе», нужно понимать, что это, в первую очередь, гарантия материального благополучия женщины после развода. Сам «выкуп», сумма которого зависит и от социального положения невесты, и от её возраста, действительно очень высока. Кроме того, в Иране принято, чтобы эту сумма измерялась золотыми монетами.

«Выкуп» выплачивается только после развода. Иранцы любят рассказывать истории о мужиках, которые во время развода не сумели найти деньги на «выкуп», сумма которого была определена в брачном договоре, и оказались в тюрьме.

Но кроме «выкупа», есть и другие вещи, которые в идеале должны быть у жениха: собственный дом, автомобиль, расходы на свадебное платье невесты и на свадебную церемонию, которая в случае, если она проводится по традиционным правилам, становится очень дорогой.

Впрочем, в иранских религиозных семьях этого нет: «выкуп» за невесту назначается сравнительно небольшой, и свадебная церемония проводится по шариату, т.е. без излишней роскоши и материальных трат.

Но иранской молодежи, значительная часть которой не имеет работы, приходится тяжело, поскольку им в отсутствии материальных средств бывает очень трудно заключить брак. Такая же проблема есть и у арабов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, отправьте автору подзатыльник! Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: